landscape1.jpglandscape2.jpg

Статьи

ИЗ ИСТОРИИ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЧИТИНСКОЙ ОБЛАСТИ В 1937 - 1945 гг.

Т.А. Константинова

В 1920-ые годы народное образование развивалось достаточно интенсивно. Главным достижения этого времени был количественный рост школ и учащихся. В 1925-26 г. в Забайкальской губернии работали 539 школ, в них учились 35828 учеников, в том числе в школах второй ступени и в шести школах-семилетках обучались 4222 человека (А.П. Панчуков. История начальной и средней школы Восточной Сибири. - Улан-Удэ, 1959).

В статистическом сборнике «Культурное строительство СССР изданном в 1940 г. есть данные о том, что в 1939-1940 учебном году в Читинской области учились 180261 и работали 1157 школ.

По документам Государственного архива Читинской области в 1940-41 учебном году во всех школах области учились уже 210976 детей, в том числе в VIII классах - 8621 учеников (ГАЧО, ф. П-3, оп. 1, д. 1872, л. 26) и работали 1149 школ. Количество учащихся за 15 лет увеличилось почти в 8 раз, количество школ почти в четыре раза.

Накануне войны народное образование находилось в сложном положении. Показательной для характеристики ситуации является докладная записка в отдел школ и науки ЦК ВКП(б). В документе отмечено, что в области не достает 2770 педагогов, в том числе в области был острый дефицит учителей предметников: не было 161 учителя литературы и русского языка, 104 - математики, 72 - истории, 89 учителей иностранных языков и т.д. (ГАЧО, ф. П-3, оп. 1, д. 240, л. 1).

Решение вопроса за счет перевода учителей из других областей обошлось бы бюджету в 1,5-2 млн. рублей и даже это бы не решило проблемы, т.к. в силу сложных климатических и социальных условий приезжие учителя работали не более двух лет. В 1939-40 учебном году в области работали 65 полных средних школ, в них учились 44530 и в 143 семилетних школах учились 52494 учеников. Кроме острой нехватки учителей в области, общий уровень подготовки работающих педагогов не соответствовал требованиям времени.

В разных документах отмечается, что учителей не окончивших полную среднюю школу накануне войны работало около 50 %, почти не было учителей с высшим педобразованием и другим высшим образованием.

Около 40 % - это учителя, имевшие среднее пед. образование и общее среднее образование.

Наиболее показательной является докладная записка начальника отдела школ в ЦК ВКП(б) о положении в школах Забайкальской железной дороги имени В.М. Молотова. В 1937-38 учебном году из 404 учителей начальных, средних и неполных средних школ 174 не имели среднего законченного образования, 176 закончили педагогические техникумы. Из 202 учителей средних и неполных средних школ только 35 педагогов имели высшее педагогическое образование, среднее - 74, остальные - среднее педагогическое. Ситуацию осложняло то, что преподавательский стаж у 269 человек - до 5 лет, от 5 до 10 лет - у 187 человек и только 145 педагогов работали с детьми более 10 лет. В этом документе отмечено, что «...много бывших учителей арестованы органами НКВД и высланы за пределы Читинской области» (ГАЧО, ф. П-3, п. 1, д. 270, л. 7-7об).

В 11 железнодорожных школах не преподавали в 7-10 классах русский язык и литературу, в 9 школах не был учителей математики, в 17 - учителей иностранных языков, в 22 - учителей начальных классов (там же).

Школы Забайкальской железной дороги занимали 38 место по успеваемости в сети дорог СССР. Обычной была успеваемость 32—60 %.

Даже накануне войны в железнодорожных школах наблюдался большой отсев учащихся из 10-х классов.

Такое положение лишало возможности учащихся 7-х классов поступать в техникумы, выпускников 10-х классов в вузы страны.

Докладная записка первого секретаря Карымского райкома в Читинский обком ВКП(б) 1941 г. позволяет узнать о тяжелом положении в школах Карымского района, в школах Агинского округа.

Выйти из кризисного положения можно было только сформировав систему подготовки педагогических кадров. К тому времени в Читинской области работали педагогические училища: в Чите, Сретенске, Петровске-Забайкальском, Агинском, которые ежегодно выпускали по 25 выпускников. Необходимо было создавать новые училища, увеличивать набор в имеющиеся. Но самым важным для обеспечения школ области образованными учителями-предметниками было создание педагогического института в областном центре. В отдел науки и школ при ЦК ВКП(б) была направлена докладная записка, в которой было конкретное предложение создать педагогический институт. Предлагалось открыть в первом учебном году три отделения: русского языка и литературы; физики и математики; истории. Каждое отделение должно было состоять из двух групп по 30 человек. На первый курс должны были поступить 180 человек. Одновременно встал вопрос об обеспечении пединститута кадрами, которых тоже не было в Читинской области. Первоначально для открытия института в Читу должны были прислать заведующего учебной частью - профессора педагогики, преподавателей - профессоров или доцентов - математики и истории СССР. Остальных сотрудников института: директора, преподавателей политэкономии, ленинизма, иностранных языков предполагалось подыскать на месте (там же, д. 270). Доводы о необходимости открытия пединститута были настолько убедительны, что, несмотря на сложность предвоенного периода, областное высшее учебное заведение в 1938 г. принимает студентов. Проблемы материального обеспечения, подготовки и ремонта здания, подбора преподавательских кадров решались в рабочем порядке. Важнейшее для изменения ситуации в народном образовании области решение было принято.

В 1940-1941 гг. в пединституте работало 4 кафедры: основ марксизма-ленинизма, истории, физики и математики, русского языка и литературы. Учебный корпус находился в бывшем школьном здании, имеющем 30 аудиторий и кабинетов и два зала: актовый и спортивный (ныне школа № 3). Для обучения использовали 10 аудиторий и два зала, общежитие располагалось в двух зданиях. Одна из главных проблем заключалась в том, что по плану в пединститут должны были набрать 120, на заочные отделения 400, фактически смогли набрать 32,5 % в пединститут, в учительский институт 55 %, на заочное отделение - 35 %.

Отсев студентов в первом семестре 1940/41 уч. г. в пединституте составил - 6 %, в учительском институте - 30 %, в вечернем - 5 %, на заочном отделении 35 %.

В 1945 г. в пединституте обучалось 104 человека, в учительском институте 21 человек, на конец учебного года 17 человек.

По штатному расписанию в педагогическом и учительском институтах должен был работать 31 человек, фактически работали 26, в т.ч. 7 совместителей. Из-за отсутствия преподавателей в первом семестре 1944/45 уч. г. не читались курсы диалектического и исторического материализма, древней и средневековой истории, политэкономии, геометрии и курс западноевропейской литературы. В годы войны здание института (по ул. Чкалова) было занято под госпиталь, занятия проводились в учебном здании, где не было водопровода, канализации, парового отопления, кабинетов, лаборатории, мастерских.

По решению бюро обкома ВКП(б) здания были возвращены учебным заведениям в конце сентября 1945 г.

Наркомпрос РСФСР утвердил план набора студентов на 1945/46 г.: по педагогическому институту - 90, по учительскому - 120 человек.

В конце лета подали заявление 15 человек в учительский и 20 человек - в педагогический институты.

По решению бюро обкома ВКП(б) была проведена большая работа по набору студентов, в районы выехали 20 человек представителей партийно-хозяйственного актива области. В результате в пединститут сдали вступительные экзамены 68, а в учительский - 27 человек.

За годы войны количество педагогических училищ увеличилось с 4 до 6. Наркомпросом был установлен на 1944/45 уч. г. план приема в 600 человек, фактически приняли 495.

В начале 1944/45 уч. г. в Агинском училище учились 202, в Балейском - 156, в Петровск-За-байкальском - 253, в Сретенском - 257, в Сковородинском - 176, в Читинском дошкольном - 101. За учебный год из педагогических училищ области ушли 229 человек. Основными причинами отсева были те же, что и в средних школах: неуспеваемость - 60, материальная необеспеченность - 30, болезни и смерть - 31, переезды в другие области - 23, переход в другие учебные заведения - 17 человек.

В числе средних учебных заведений области, которые позволяли пополнить горнорудную промышленность квалифицированными специалистами, был Читинский горный техникум. Он был создан в 1918 г. на базе Политехнических курсов. В 1939 г. в нем обучались 118 человек (там же, д. 52, л. 559). Большое значение для области имела деятельность фельдшерско-акушерской школы, в которой обучались накануне войны 443 человека. Это было единственное учебное заведение, в котором обучались будущие медицинские работники. В 1939 г. в Чите работала школа военных техников. Существовала система подготовки квалифицированных рабочих через ФЗО и профессиональные училища. В их число входило железнодорожное училище в г. Чите. В 1940 г. в нем обучалось 200 юношей, в их числе были будущие помощники машинистов, слесари-инструментальщики, слесари-паровозники, слесари вагонов, кузнецы, токари, столяры (там же, д. 425, л.л. 62-66, 7, л. 22).

В 1941 г. в области работали 899 начальных, 162 неполные средние и 72 средние школы. Весь контингент учащихся состоял из 173788 учеников, которых обучали 5568 педагогов (ГАЧО, ф. Р-17, оп. 1, д. 23). Всего до полного комплекта не хватало 222 человека. В учебном 1941/42 г. значительно улучшился образовательный уровень педагогов - впервые пятая часть учителей имела высшее педагогическое и общее образование, со средним специальным работали в школах области - две трети человек, со средним образованием - 443, с незаконченным средним - 1794 учителя. Повышение образовательного уровня связано с переездом в Читинскую область в начале войны учителей из других областей. В связи с этим улучшилась успеваемость: в 1941/42 г. в школах области она составила 78,7 %, в железнодорожных школах - 70,39.

В 1941/42 уч. г. отсев учащихся по сравнению с предыдущим был большим. Из школ области ушли 37188 учеников. Это объясняется, главным образом, переходом учащихся в ремесленные, железнодорожные училища, в школы ФЗО, а также на производство, где мальчики заменили ушедших на фронт мужчин.

На начало 1944/45 г. в Читинской области обучались 149894 учеников.

Количество учеников на 1 января 1945 сократилось на 10340 человека. Основными причинами отсева продолжали оставаться: переезд в другие школы страны - 6038, отсутствие одежды и обуви - 6177, длительная болезнь или смерть - 1440, уход на работу в колхозы и на производство - 1336, поступления на учебу в ЖУ и ФЗО - 744, исключены из школ за нарушения правил учащихся - 258, уход в РККА и Военно-Морской Флот - 143, по не выявленным причинам - 1648 (ГАЧО, ф. П-3, д. 1995, л.л. 51-54).

С началом войны многие преподаватели добровольно отказались от отпусков, вернулись на работу и приняли активное участие в подготовке школ к новому учебному году. За время каникул учителя и ученики трудились на уборке урожая, собирали металлолом и лекарственные травы для госпиталей, расположенных в области. Итоги первого военного года показали, что в условиях военного времени значительно улучшилась дисциплина, военно-физкультурная подготовка, в отдельных школах поднялась успеваемость.

Уже в 1942/43 уч. г. вновь обострилась кадровая проблема, не хватало 450 учителей средней школы и 466 учителей начальных классов. Это было связано не столько с призывом преподавателей на фронт, т.к. основной контингент учителей составляли женщины, а с тем, что из учительской среды пополняли руководящий состав партийных, советских и частично хозяйственных органов.

В 1942/43 г. в 24 школах не преподавалась математика, физика, русский и иностранный языки. В 1944/45 уч. г. в 85 школах не было учителей со знанием иностранных языков [10, л. 28]. Недельная нагрузка вновь возросла до 42-46 часов в неделю (11, л. 10). Осложнялась учебная работа и тем, что многие школы работали в три смены, в неприспособленных зданиях, где занятия проводились без демонстрации опытов, без наглядных пособий.

В документах фонда Читинского обкома ВКП(б) есть информация о госпиталях, которые располагались в школьных зданиях. В 1945 г. руководители обратились в Читинский обком ВКП(б) с просьбой вернуть школам и пединституту эти здания для восстановления нормального учебно-воспитательного процесса (12, л.л. 72—74).

Снабжение и ремонт школ в войну осуществлялись силами учителей, учеников и родителей. В 1941/42 уч. г. при школах создавали мастерские, чтобы обеспечить заработок особо нуждающимся детям. В школах г. Читы к началу 1942/43 уч. г. не были застеклены окна, в некоторых не было освещения, не хватало школьного оборудования, в т.ч. столов и стульев. Обследование санитарного врача в 9 школах г. Читы выявило завшивленность детей от 13 до 28 %. В школах области существенно недоставало учебников. Уже в первом военном году ученики старших классов писали вместо тетрадей на газетах и брошюрах. Так, в 1942/43 уч. г. школы области должны были закупить 900 тыс. подержанных учебников, а удалось приобрести только 678,7 тыс., или 76,3 %. План закупки новых учебников КОГИЗом выполнили на 4,4 %, а облпотребсоюзом - 1,4 %. В области было получено 748 тыс. тетрадей, что в среднем не обеспечивало потребности одной учебной четверти. В школах центрального района г. Читы в 1942/43 г. не хватало букварей и книг для чтения для вторых классов, учебников истории для 8-10 классов (13, л.л. 50—53). В 1943/44 уч. г. обеспеченность учебниками в школах области равнялась 50 % (14, л. 5).

Большие проблемы возникали с обеспечением школ топливом. Даже заготовленные дрова не на чем было подвозить. И если в 1942/43 г. заготовили топлива 51 %, то подвезти смогли только 32 % (15, л. 51).

Одной из важнейших проблем народного образования в годы Великой Отечественной войны был большой отсев учащихся. 26 февраля 1942 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О сохранении контингента учащихся старших классов средней школы», который запретил мобилизацию учащихся 8-10 классов средних школ партийными и советскими органами на фабрики, заводы, горнорудную промышленность и спецработы, а также отрыв учащихся во время учебных занятий на выполнение разного рода временных работ (16, л.л. 7-8).

Очевиден факт, что за парты в военные годы садились полуголодные, ослабленные дети, которых учили педагоги, не имеющие возможности ни полноценно отдыхать, ни полноценно питаться. Не приспособленные, плохо отапливаемые помещения, отсутствие как общей, так и учебной литературы, наглядных пособий и многие другие приметы военного времени никак не способствовали улучшению ситуации в народном образовании области.

Большое внимание в школах уделялось изучению выступлений И.В. Сталина и других руководителей партии и государства, постановлений СНК СССР от 26 июля 1944 г. «Правил для учащихся», приказа ИКП РСФСР «Об укреплении дисциплины учащихся», решений 12 пленума ЦК ВЛКСМ.

Хорошо организованным воспитательный процесс был в средних школах № 1 и № 4 г. Читы, № 1 Петровска-Забайкальского, ст. Урульги, в неполных сельских средних школах: Большетонтоевской, Укурейской, Тургинской. В некоторых из них работали хоровые, драматические, агротехнические, музыкальные кружки, проводились лекции, беседы, политинформации. На начало 1945 г. в области действовало 249 комсомольских ученических организаций с количеством 4426 членов и 65 комсомольских учительских организаций, в них состояло 636 членов. Всего в школах области дети были организованы и объединены в 317 пионерских дружин с общим количеством 56559 членов. В школах области работало 170 освобожденных и 212 не освобожденных старших пионерских вожатых. Комсомольские и пионерские организации внесли существенный вклад в улучшение учебного и воспитательного процессов (17, л. 7об).

Документы Госархива рассказывают о разнообразной общественно полезной деятельности школьников Читинской области. Особое значение в военные годы имело участие учеников и учителей в сельскохозяйственных работах.

Уже в 1941 г. в школах области и города были введены уроки агротехники, вождения и изучения сельскохозяйственных машин. В докладной записке отдела пропаганды обкома ВКП(б) об итогах учебного 1941-42 года, отмечено, что к преподаванию были привлечены агрономы и специалисты сельского хозяйства, организованы лекции для учителей.

На колхозных полях Читинской области летом 1942 года работали 1241 учитель и 16908 пионеров. Они заработали около 2 миллионов трудодней.

Только из г. Читы на сельскохозяйственные работы выезжали в районы области 1253 ученика. В 1943 г. в читинских школах массовым специальностям для работы в сельском хозяйстве обучали 1298 семиклассников, 466 - восьмиклассников, изучали трактор 233 ученика девятых классов и 139 десятиклассников, изучали комбайн 66 и автомобили 305 учеников старших классов (ГАЧО, ф. П-3, оп. 1, д. 1330, л. 37). Ученики, учителя работали по военному, дети выполняли и перевыполняли нормы взрослых рабочих, заменяли ушедших на фронт. Школьники работали на прополке, уборке сена, уборке хлеба и овощей, на заготовке ягод и грибов. Обком ВКП(б) и облисполком принимал решения и заносил на областную доску почета учеников - передовиков производства (ГАЧО, ф. П-3, оп. 1, д. 1337, л.л. 58-61). В документах приведены конкретные примеры о сознательном отношении детей к труду, о необходимости оказания помощи фронту и тылу. Ученики старших классов и под руководством учителей давали концерты художественной самодеятельности, выпускали боевые листки.

Ученики школ области заготовили в 1943 г. 724 кг березовых почек, 3393 кг термопсиса, 80 кг валерианового корня, 1500 кг ландыша, 3000 кг шиповника, 90 кг толокнянки и другого лекарственного сырья (ГАЧО, ф. П-3, оп. 1, д. 1872, л. 38).

Школьники Забайкалья принимали активное участие в сборе средств на строительство танковой колонны «Комсомолец Забайкалья» и самолета «Читинский школьник», собрав 1792000 рублей (ГАЧО, ф. П-37, оп. 2, д. 6, л. 7). В адрес администрации школ поступали от воинов и командования благодарственные письма. Верховный Главнокомандующий И. Сталин посылает телеграмму, в которой выражает благодарность пионерам, комсомольцам и школьникам Читинской области за оказанную помощь фронту (там же).

Важнейшей частью жизни школ в годы Великой Отечественной войны были организация и проведение военно-физкультурного воспитания.

В 1941 г. приказом Наркомата просвещения РСФСР «Об организации допризывной военной подготовки учащихся» было организовано обучение учащихся в 5-10 классах по программе всевобуча. Главной проблемой для развертывания военно-физической и оборонно-массовой работы в школах области в годы Великой Отечественной войны был острый дефицит подготовленных преподавателей. В 1941 г. 80 % военруков и учителей физкультуры были призваны в армию (18, л. 27).

Уже в 1941/42 уч. г. охвачено всевобучем 11699 учеников области (18, л.л. 27—28). Ученики знакомились по брошюрам с новинками военной техники, изучали историю и подвиги героев Великой Отечественной войны.

В 177 неполных средних школах военруками работал 141 мужчина, в т.ч. 30 участников войны, и 30 женщин. В начальных школах военруками работали по совместительству 524 женщины, 412 мужчин (из них 10 - участники войны). Постоянно в военных комиссариатах проводилась учеба военруков по утвержденной программе НКО и НКП. Лучшими показателями в проведении командирской учебы были школы г. Читы. Второй основной проблемой была необеспеченность школ военно-учебным оборудованием. В небольшом количестве оно было в педучилищах, средних, неполных средних школах. В начальных школах, кроме деревянных ружей, самодельных плакатов и уставов, ничего не было, особенно сложно было обучать радиоделу. Всего в области было 122 военных кабинета, 167 полос препятствий.

Учебное имущество чаще всего изготовляли сами военруки, в т.ч. макеты ружей, ручных и танковых пулеметов, гранат и т.д. В течение 1944/1945 уч. г. благодаря усилиям Читинского облисполкома в школы поступили плакаты, оружие, артоскопы, циркули, компасы, судейские свистки и др. Это позволило оформить кабинеты и повысить знания «по военно-физическому делу».

В первом полугодии 1944/1945 уч. г. обучением было охвачено 100 % учеников области. Лучшими школами в этом направлении были средняя школа г. Зея, средняя школа № 1 г. Читы, неполная средняя школа Оловяннинского района. Девушек-телефонисток готовили в 4 районах (391 человек), телеграфисток в 5 районах (260 человек), радисток обучали в 3 школах области. Остальные девушки проходили подготовку по программе санитарных дружинниц (19, л. 5).

В добровольном спортивном обществе «Смена» проводилась подготовка к сдаче норм на оборонные значки ГТО и БГТО, особое внимание уделяли и кроссовой подготовке.

О том, каким тяжелым было положение учителей области, в т.ч. военруков, свидетельствует последний раздел отчета заместителя заведующего облоно по военному обучению в Читинский обком ВКП(б): «Особо важным и неотложным вопросом является вопрос обмундирования военруков, особенно это касается участников Великой Отечественной войны. Они явились в школы в том, что было на них в госпиталях. Теперь обувь и одежда износились, порвались, некоторые не имеют сменного белья. Вследствие этого ряд военруков не могут быть образцом чистоты и аккуратности перед учащимися. Ряд военруков по этой причине лишены возможности посещать занятия. Только участников Отечественной войны остро нуждающихся в обмундирования 200 человек. Поэтому прошу выделить для обеспечения военруков обуви, белья, материала для гимнастерок, шинелей или пальто» (19, л. боб).

Одним из самых горьких последствий войны было массовое сиротство и детская безнадзорность.

В ГАЧО сохранилась докладная записка секретаря обкома ВКП(б) А.А. Жукова в ЦК ВКП(б) А.А. Жданову «К вопросу о работе детских домов Читинской области» (1942 г.) и аналогичные документы за 1943, 1944, 1945 гг., а также в докладные записки в ЦК ВКП(б) уполномоченного КПК в Читинской области Логунова. Приводятся данные, сведенные нами в таблицу.

Работа детских домов Читинской области в годы Великой Отечественной войны

Учебный год

Количество детских домов

Количество детей

Успеваемость (%)

1940/41

7

-

1941/42

10

1296

84,3

1942/43

16

1794

-

1943/44

26

3371

-

1944/45

44

4574

ок. 50

Таким образом, за годы войны количество детских домов увеличилось в 6 раз, количество детей в 3,5-4 раза.

В 1945 г. на бюджете облоно находилось 38 детских домов, а 6 содержались на средства колхозников и рабочих промышленных предприятий.

В условиях военного времени тяжело решался вопрос размещения детских домов. Соответствующих санитарно-гигиеническим нормам зданий в области фактически не было. Были случаи, когда детский дом располагался в нескольких крестьянских избах.

В детских домах в 1941/1942 уч. г. поддерживалась тесная связь со школами, дети учились в одну смену, что позволяло организовано проводить подготовку домашних заданий, уделять большое внимание отстающим. В течение каникул дети работали в подсобных хозяйствах при детских домах.

В 1941 г. были засеяны 49 га зерновыми культурами, 37,5 га картофелем, 85,5 га овощами. В 3 детских домах дети полностью обеспечивали себя картофелем и овощами на зиму. В 6 детских домах - на 50-70 %. Дров заготовили 90,9 %, подвезли только на 25 %. Теплой одеждой, зимним пальто дети были обеспечены на 70 %, теплой обувью на 40 %. Белья и верхнего платья на каждого воспитанника детского дома имели по 2 комплекта, но одежда была сильно изношенной.

В течение 1942 г. 193 воспитанника были трудоустроены (74 - в ремесленные училища, 50 - в железнодорожное училище, 30 - на Читинский ПВРЗ и на другие предприятия).

23 января 1942 г. было принято постановление СНК СССР по организации устройства детей. В состав созданных комиссий вошли представители отдела народного образования, здравоохранения, комитетов ВЛКСМ, органов НКВД и производств. Комиссии занимались выявлением беспризорных детей, устройству их в детдома, на работу, на патронат в семьи трудящихся. На 1 октября передано на патронат 376 детей, усыновлено 173 ребенка. По оказанию помощи в розыске пропавших детей при НКВД был создан справочно-адресный стол, организованы детские комнаты в Чите, Сковородино, Шилке (20, л.л. 24, 25).

Ситуация значительно ухудшилась в 1942/43 уч. г. На конец учебного года значились 11 детских домов, в середине года их уже 16, и только 2 из них были расположены в типовых помещениях - Тыр-гетуйский и Зейский. Особенно тяжелым было положение воспитанников Ломовского, Жарчихинского, Ононского, Делюнского детских домов.

Здания были плохо обеспечены топливом: планировалось заготовить 7268 м3, а заготовлено 6612 и вывезено только 1655 м3. В этих детских домах не было возможности создать подсобное хозяйство, обеспечение продуктами было крайне тяжелым. В 1 квартале 1943 г. детский дом продуктов не получил, даже обеспечение хлебом было не регулярным. В Ононском детском доме в 4 квартале 1943 г. вместо хлеба выдали немолотую пшеницу, мельниц в округе не было, зерно распаривали и давали детям вместо хлеба. Мясо и жиров не выдавали совсем, их должны были получать за счет подсобных хозяйств, но во многих детских домах их совсем не было (Ононский, Жарчихинский), или они были очень слабыми. Исключение составляли только Зейский и Карымский детские дома. В 1943 г. у детей было с 1 до 1,5 смены белья, в Жарчихинском детском доме 90 воспитанников спали на 45 кроватях, процветали антисанитария, грязь, завшивленность. Директор Ононского детского дома Ельцова писала в письме от 20 декабря 1942 в ЦК ВКП(б): «Дети оборваны, раздеты, нет сменного белья, одеял, матрацев, полотенец. Дети живут хуже, чем беспризорники в 1920 г.» (21, л.л. 5-6). Сведения дополнила докладная записка уполномоченного КПК при ЦК ВКП(б) по Читинской области Качуно-ва председателю КПК при ЦК ВКП(б) А.А. Андрееву о состоянии детских домов области на январь 1943 г.: «...В Ононском детском доме дети зимней одеждой не обеспечены, есть случаи обморожения, 75 % не посещают школу, с октября не были в бане, 100 % завшивленность...» (22, л. 4).

Ситуация еще более ухудшилась в 1944/45 уч. г. При этом резко увеличилось количество детских домов.

Для нормальной работы детских домов требовалось 128 тыс. м ткани, 3975 одеял, 3894 матраца, 12846 пар обуви, 12 846 носков и чулок, 5135 пальто, 6423 головных убора.

Для санобработки и стрижки воспитанников: ванн с колонками - 30, дезокамер - 20, машинок для стрижки волос - 120, ножниц - 200. Для подсобных хозяйств 150 рабочих лошадей и быков, крупного рогатого скота 170 голов, овец и коз 500 голов, птицы 3 тыс., 70 пчелосемей.

Учитывая трудности с транспортом и тягловой силой, заведующий отделом школ Читинского обкома ВКП(б) обращался в СНК РСФСР с просьбой выделить 6 грузовых автомашин, 500 керосиновых ламп, 500 электролампочек и 200 м электропровода, а также оборудование для 16 швейных, 3 сапожных, 10 столярных и 3 слесарных мастерских (23, л.л. 51-54).

Всё это с большой документальной силой свидетельствует о чрезвычайных сложностях военного времени и героических усилиях забайкальцев по их преодолению.

В период Великой Отечественной войны народное образование в Читинской области развивалось, увеличилось количество школ, если в 1940/1941 уч. году в Читинской области работали 1149 школ, то в 1945/46 году их было уже 1218. Большой проблемой в военные годы был отсев учеников, особенно из старших классов. Всего за годы войны количество учеников сократилось на 61082. Молодые люди приобретали рабочие специальности и уходили на производство, заменяли ушедших на фронт отцов и братьев. Не смотря на систему мер направленных на сохранение контингента учащихся, это была суровая реальность военного времени. Была сформирована система подготовки квалифицированных преподавателей, увеличилось количество педучилищ и набор студентов. Педагогический институт и институт повышения квалификации учителей продолжали работать. После окончания войны основными задачами народного образования было восстановление и укрепление общеобразовательной школы.

GKU-GAZK 2012
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений