landscape1.jpglandscape2.jpg

[2015 год] 170 лет со дня рождения Алексея Кирилловича Кузнецова

В истории науки Забайкалья видное место занимает фигура известного политического  деятеля, ученого, «патриарха» забайкальского краеведения – Алексея Кирилловича Кузнецова. С деятельностью А.К. Кузнецова связана история открытия Нерчинского, Читинского, Якутского музеев, отделения Русского географического общества в Чите. 13 февраля 2015 г. исполняется 170 лет со дня рождения А.К. Кузнецова.

А.К. Кузнецов проводил разнонаправленные исследования, но археология представляла для него особый интерес. Археологическими исследованиями он систематически начал заниматься с 1879 г., в  Нерчинске. А.К. Кузнецов, будучи профессиональным фотографом, много путешествовал по Забайкалью. Из своих командировок он постоянно привозил «разные древности». Эти материалы в последующем стали базовыми в создании археологических коллекций для Нерчинского и Читинского музеев.

Самым известным археологическим исследованием А.К. Кузнецова по праву считаются раскопки Кондуйского городка, проводившиеся в июне 1889 г.

Уникальный архитектурный комплекс XIV в. располагается в Борзинском районе Забайкальского края, между реками Кондуй и Барон-Кондуй, северными притоками р. Урулюнгуй [1; 329].

Начиная с XVII в., остатки этого объекта привлекали внимание путешественников и местных жителей. Одни из самых первых сведений о древних монгольских городах содержала книга голландского купца Эверта Исбранта Идеса, выпущенная в 1704 г. в Амстердаме. Следуя из Нерчинска в Манчжурию с 1692 по 1965 гг., Идес (находился в составе посольства России), «на коротком расстоянии встретил три обширные, оставленные города, каменные стены и башни которых, а равно и статуи и другие украшения зодчества привели в изумление русского посланника» [3; 60].

В 1828 г. Кондуйский городок был осмотрен первым поэтом Забайкалья Федором Ивановичем Бальдауфом, который в последующем посвятил строки этому сооружению в своей поэме «Авван и Гайро» [2; 33]. В 1837 г. Кондуйский городок изучал врач Кутомарского госпиталя  Нерчинского горного округа Николай Кириллович Баженов, издавший в 1846 г. в Казани очерк «Поездка в Кондую». Но как отмечал А.К. Кузнецов: «При статье приложены рисунки без масштаба и без описания, только с общей надписью «очерки изваяний». Рисунки сделаны так плохо, что только в одном из них можно признать некоторое сходство с гранитными идолами малого размера» [3; 60].

 В 1842 г. нерчинский краевед Михаил Андреевич Зензинов в «Записках о забайкальских бурятах» дал определение Кондуйскому городку, назвав его «развалинами Чингисханова дворца» [3; 61]. В середине 1850-х гг. мимо кондуйских развалин проезжал польский политический ссыльный Агатон Гиллер [5; 231]. В 1867 г. более обстоятельное описание кондуйских развалин дал горный инженер Александр Антонович Павлуцкий в своей статье: «Краткое описание так называемых чудских древностей, имеющихся вблизи Кличинского серебросвинцового рудника, с указанием нахождения их и в других местах Нерчинского округа». «В этой статье немало интересных указаний на археологические памятники, имеющиеся в Забайкалье, в которых гр. Павлуцкий кое-где копался без всяких знаний дела, а потому испортил немало памятников старины», - отметил А.К. Кузнецов [3; 61].

Таким образом, имея предварительные сведения об археологическом объекте, Алексей Кириллович решил провести дополнительное исследование Кондуйских развалин, результаты которого он обнародовал в работе «Развалины Кондуйского городка и его окрестностей».

А.К. Кузнецовым велась работа по нескольким направлениям: обследование окрестностей, сбор подъемного материала (причем, для этого он привлек и местных жителей); осмотр местной православной церкви, построенной пограничными казаками из кирпичей и камней, вывезенных из «городка»; раскопки Кондуйского городка; обработка материалов.

На первом этапе работы А.К. Кузнецов составил подробное описание местности, отметив условия проживания на данной территории (геологическая ситуация, фауна и т.п.). Проводя сборы подъемного материала, он за определенную плату предложил жителям поселка приносить ему найденные в земле изделия из камня. Далее, его исследование включало осмотр церкви: «При осмотре неуклюжего Кондуйского храма оказалось внутри, в алтаре, за престолом в стене заделано несколько интересных изваянии из камня, взятых из Кондуйского городка» [3; 22]. Раскопки самого Кондуйского городка начались во второй половине июня 1889 г. Вся работа подробно описана, подготовлены планы, многие артефакты тщательно зарисованы. Важно отметить, что археологом давалось не только описание, но и высказывались предположения о назначении отдельных находок. А.К. Кузнецов также объяснял технологию изготовления кирпича, керамики, глазури, покрывавшей черепицу, пытался определить сырьевые источники. Хронологическую и культурную принадлежность этого комплекса, как и предыдущим исследователям, Алексею Кирилловичу определить не удалось. Несмотря на задачи, которые ставил перед собой археолог, провести полное исследование Кондуйского городка не получилось из-за недостатка средств, времени и человеческих ресурсов. Тем не менее, результаты, полученные Алексеем Кирилловичем, дали возможность для будущих исследований. К сожалению, многие экспонаты были потеряны для науки в период управления Забайкальской областью губернатора И.П. Надарова (1901-1904 гг.). В результате личной неприязни областного начальника А.К. Кузнецов был отстранен  от работы в музее и в Читинском отделении Географического общества, и все его коллекции были брошены в сарай «без пола и потолка».

Кроме исследования Кондуйского городка и его окрестностей, А.К. Кузнецов проводил исследования  в окрестностях озера Бальзино, в низовьях р. Или и в долине р. Онон, долинах рек Ингоды и Аргуни, около г. Читы.

А.К. Кузнецов отмечал необходимость более тщательного изучения памятников археологии и необходимость их охраны от «хищнического расхищения». Он  так охарактеризовал правовое положение археологических исследований в регионе: «Сотни памятников разрушаются хищниками, и мы, при таком ложном положении, не имеем возможности ничего предпринять в ограждение памятников для науки. Очень прискорбно такое положение археолога на нашей родной далекой окраине, и еще прискорбнее, что нет ни одного государственного или общественного учреждения, которое заботилось бы об этой важной отрасли знаний»  [4; 67].

Алексей Кириллович, несмотря на сложные периоды в жизни, всегда продолжал заниматься научными изысканиями. Исследовательская деятельность давала А.К. Кузнецову, ссыльнопоселенцу, возможность жить в чужом краю полноценной жизнью. Важно, что А.К. Кузнецов не просто накапливал знания, материалы, он передавал свой опыт ученикам, давал возможность приобщаться всем желающим к культурному наследию края.

ГАЗК, ф. 1, оп. 1 (о), д. 3063, л. 1 "Прошение генерал-губернатору о транспортировке каменных плит в Нерчинский музей"

 

ГАЗК, ф. 1, оп. 1 (о), д. 3063, л. 1 об.

 

ГАЗК, ф. 1, оп. 1 (о), д. 3063, л. 2

 

ГАЗК, ф. 1, оп. 1 (о), д. 3063, л. 2 об.

 

ГАЗК, ф. 1, оп. 1 (о), д. 3063, л. 4

 

1. Киселев С.В., Евтюхова Л.А., Кызласов Л.Р. и др. Древнемонгольские города. – М.: Наука, 1965. – 369 с.

2. Константинов А.В., Константинова Н.Н. Забайкалье: ступени истории (с древнейших времен до 1917 года). – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2007. – 264 с.

3. Кузнецов А.К. Развалины Кондуйского городка и его окрестности. – Владивосток: Книжное Дело, 1925. – 64 с.

4. Михалкин И.И. Алексей Кириллович Кузнецов как археолог // Памяти Алексея Кирилловича Кузнецова. – Чита: Книжное Дело, 1929. – С.57-70.

5. Эйльбарт Н.В. Исследователь Забайкалья Алексей Кириллович Кузнецов (1845-1928) // Клио. -2006. - №4 (35). – С. 229-233.

 

М.И. Гантимурова

GKU-GAZK 2012
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений