landscape1.jpglandscape2.jpg

[2016 год] 165 лет c образования Забайкальской области

Генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев, разрабатывая этапы реализации амурской политики, созданию Забайкальской области уделял особое внимание. Огромной территорией  генерал-губернаторства эффективно управлять из Иркутска было практически невозможно. Присоединение восточных территорий требовало создания условий для максимально быстрого решения вопроса. Н.Н. Муравьев, учреждая Забайкальскую область, опирался на разработанное М.М. Сперанским «Введение к уложению Государственных законов», учитывал, что области учреждаемые на окраинах государства, имели особенное устройство и управляли ими с учетом «местного их положения» [17, с.11].

Император Николай I вынужден был согласиться с Н.Н. Муравьевым, что создание Забайкальской области, не только позволит мобильно решать вопросы управления, но и одновременно создаст плацдарм для подготовки и проведения амурских сплавов. Кроме того, император согласился с  необходимостью  создания Забайкальского казачьего войска как основной военной единицы, силами которой  будут реализованы  присоединение восточных территорий и   охрана границы. Указом Правительствующего Сената от 16 августа 1851 г. Забайкалье, тогда состоящее из двух округов Нерчинского и Верхнеудинского, было выделено из Иркутской губернии Восточно-Сибирского генерал-губернаторства и преобразовано в самостоятельную область [3, л. 29-30]. Первым военным губернатором был назначен генерал-майор П.И. Запольский «…с управлением гражданской частью и Наказным Атаманом Забайкальского казачьего войска» [2, л. 2]. Ему вменялось в обязанность определение границ и управление областью.

ГАЗК, ф. 1, оп. 1(о), д. 336, л. 27

Сведения о том, как происходило установление и уточнение границ содержатся в записке генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева. Он написал 15 мая 1851 г. военному губернатору П.И. Запольскому: «По случаю образования вновь Забайкальской области, требуется определение в точности границ оной.  Но сие последнее необходимо назначить ближе и сообразнее с настоящим местным положением и населением граничных мест, ибо, например, черта разделяющая округи Иркутский и Верхнеудинский, из коих первый отошел к Иркутской губернии, а последний к области Забайкальской в некоторых местах не может быть границею губернской, потому, что есть инородческие племена: а может быть и русские, кои числятся в Иркутском округе, а кочевые имеют совместно с жителями другого сопредельного с ним округа Верхнеудинского, и наоборот, что затрудняет в распределении земли и в отправлении службы и повинностей…» [4, л.3-3об]. Далее он обращался к П.И. Запольскому и рекомендовал корректировать  действия по установлению границ с Иркутским военным и Якутским гражданским губернаторами. Кроме того, настойчиво  советовал проводить границы «…разделяя удобно население жителей и их земли, обозначались преимущественно живыми урочищами, как то: хребтами гор, речками  и т.п. По назначению, таким образом, границ и по составлению граничной карты…» [4, л.4-4об.]. При этом генерал-губернатор торопил военного губернатора, просил по быстрее прислать информацию, чтобы в том же году согласовать вопрос о границах Забайкальской  области с верховной властью.

ГАЗК, ф. 1, оп. 1(о), д. 7447, л. 2

 В сентябре П.И. Запольский получил подробную записку о границах Нерчинского округа от исправляющего должность исправника Мальцева [4, л.10-15]. Заслуживает внимание ответ помощника начальника Нерчинских горных заводов военному губернатору 17 сентября 1852 г. Он сообщал, что 26 июля поручил управляющему Нерчинской горной чертежной «…скопировать копии карт о произведенных межеваниях и описание местности Якутской, Верхнеудинской и Нерчинской округи (округов)» [4, л.17-17 об.]. В октябре 1852 г. Н.Н. Муравьев  просил ускорить выполнение задания. В октябре в Иркутск направлен ответ: «имею честь представить копию составленную с карт о произведенном межевании  уездной грани с 1845 по 1852 г. до озера Арейского между округами: Нерчинским, Верхнеудинским и Олекминским / Якутской области:/  и к оной описание местности и урочищ, встречаемых при межевании грани…» [4, 35-35об.]. При этом дополнительно сообщалось, что межевание еще не окончено, его продолжают проводить и позже дополнят подготовленную информацию для составления границы. В этом деле хранится подробная записка  «Описание местности и урочищ уездной грани проведенной между округами: Нерчинским, Верхнеудинским и Олекминским (Якутской области)» [4, л. 37-104 об.]. Этот комплекс документов позволяет представить, как проводилась работа по уточнению границ и составлению первой рукописной карты Забайкальской области, которая была создана уже в 1856 г. Подлинник ее хранится в краевом архиве [5]. Карта введена в научный оборот и широко используется исследователями с начала 2000-х годов.

ГАЗК, ф. 1, оп. 1(об), д. 107, л. 100

Частью плана Н.Н. Муравьева было возведение Читы в статус областного центра.  Создание  органа управления областью -  важнейшая задача, поставленная и блестяще реализованная генерал-губернатором.   В деревне Чита  тогда проживало 659 человек, а грамотных, подготовленных чиновников, фактически не было. Вместе с тем, в короткий срок, в основном, были переведены в Читу чиновники из Иркутска, Нерчинска,  Верхнеудинска и других мест [19, с.5]. Исполняющий должность военного губернатора Забайкальской области в сентябре 1851 года предписывал исполняющему должность Верхнеудинского окружного начальника «… Верхнеудинский окружной суд упраздняется и вместо его учреждается таковой же в Чите, … сделать надлежащее распоряжение о немедленной сдаче Заседателю Хабарову имеющихся там законов, зерцала, суммы, нерешенных дел, канцелярских припасов и принадлежностей, кроме мебели, которую предлагаю продать на месте, … отправить Г. Хабарова с вещами в Г. Читу, снабдив его на перевозку и прогон нужною суммою» [1, л.1]. Новый орган власти первоначально подчинялся Главному управлению Восточной Сибири (ГУВС), в 1851-1884 гг. – Восточно-Сибирскому, в 1884-1906 гг. - Приамурскому, с 1906 – Иркутскому генерал-губернаторам [20, с.61]. Забайкальское областное управление составляли: военный губернатор, который одновременно был наказным атаманом ЗКВ, областное правление и Казенная палата. При правлении состояли четыре чиновника особых поручений (два без содержания), общий журналист, экзекутор (он же казначей и архивариус), областной землемер, два чертежника.  

ГАЗК, ф. 1, оп. 1(об), д. 346, л. 437

Сразу после создания Забайкальской области 20 октября 1851 г. генерал-губернатор сообщал военному губернатору: «…за долгом считаю отозваться: по Забайкальской области из черты коей отнюдь не изъемлется и самое Нерчинское горное правление, все, что доныне находилось в каком либо ведении Иркутской казенной палаты по точному смыслу 13 параграфа Положения для Забайкальской области, должно перейти в точно такое же ведение тамошнего областного Управления, отчислившись совершенно от Иркутской казенной палаты» [6, л.1-1об.]. Так,  Н.Н. Муравьев с первых дней образования области подчеркивал ее юридическую самостоятельность, и направлял военного губернатора П.И. Запольского действовать в рамках полномочий самостоятельно, не оглядываясь на губернскую власть.

Вместе с тем, с целью экономии средств создавались не все необходимые для управления  учреждения и  должности. Должность вице-губернатора была введена в 1856 году военным губернатором М.С. Корсаковым, одновременно было создано четвертое отделение.  До этого, в отсутствие военного губернатора, его обязанности исполнял старший советник Забайкальского областного правления [7, л. 46].

Так сложилось, что в Забайкальской области должность вице-губернатора становится ключевой, кроме того, что он  возглавлял Забайкальское областное правление, ему приходилось руководить областью во время длительных командировок военного губернатора. В силу географического положения, удаленности от центра России, протяженной внешней границы с Китаем и Монголией, наличием Нерчинского горного округа ведомства Кабинета ЕИВ, тюрем Нерчинской каторги, круг прав и обязанностей военного губернатора был настолько сложен и разнообразен, что часть полномочий были переданы вице-губернатору. Вице-губернатор  должен был самостоятельно принимать  решения и отвечать за них. Вице-губернатор отвечал за правильное ведение делопроизводства, что было  чрезвычайно важно для организации руководства областью. Судя по документам фонда с одноименным названием, эту работу все 16 служивших в Забайкальской области  вице-губернаторов исполняли успешно [18, с.68-74]. Первым вице-губернатором был назначен в феврале 1859 года Апполон Давидович Лохвицкий, который работал старшим советником в областном правлении с 1857 года [8, л.1-3]. Перед отъездом в Иркутск и вступлением в должность генерал-губернатора Восточной Сибири М.С. Корсаков подписал особую «Записку о заслугах старшего советника Забайкальского областного правления коллежского советника А.Д. Лохвицкого», в которой отмечал, что этот чиновник «…много способствовал к улучшению порядка в производстве дел областного правления… со особым усердием и рвением во время неоднократных отсутствий  (Корсакова)…управлял областью» [19. с.266]

Руководимое вице-губернатором областное правление, ведало делами казенной палаты, канцелярии, комиссий: народного продовольствия, строительной, дорожной; а также делами комитетов: о тюрьмах, статистическим, оспенным и общественного здравия. Согласно штатам, утвержденным в декабре 1856 года и 01.11.1858 года, в структуру правления входили: вице-губернатор, он же председатель правления, четыре советника и асессор. Существовали номерные отделения.

  Первый отдел заведовал инспекторской, распорядительной, медицинской, учебной и строительной частями. Сотрудники этого отдела  разрешали спорные вопросы при исполнении законов, рассматривали приговоры судов, следственные дела по проступкам должностных лиц, жалобы на неправильные действия. Помимо переписки по перечисленным выше предметам, в отделение ежегодно поступало только судебных приговоров и жалоб до 600 [9, л. 25].

Второе отделение  ведало делами областного правления вообще, частью строительными, квартирными, делами о ссыльных, крепостными и опекунскими. Со временем оно по ошибке было переименовано в тюремно-каторжное. Восстановлено с 1911 года с возложением на него ведения дел областной полиции.

Третье отделение ведало делами городского хозяйства, ревизской, рекрутской, продовольственной, питейной, соляной и межевой частями, снабжением порохом и свинцом, казенными оброчными статьями. Вело окладные книги о податях и оброчных статьях, рекрутские списки, производило ревизию книг и отчетностей.

Четвертое отделение ведало земской, бухгалтерской, казначейской и контрольной частями: составлением смет, передачей почтовых, обывательских и этапных лошадей в содержание, составлением контрольных отчетов ревизии книг двух казначейств.

ГАЗК, ф. 1, оп. 1(об), д. 346, л. 455

 С развитием края и увеличением населения, штат областного правления оказался недостаточным. В отчете о состоянии Забайкальской области за 1861 год император начертал резолюцию: «Обратить на это внимание Министра Внутренних дел»  [9, л. 22 об.], При введении штатов Забайкальской области, высочайше утвержденных в 1888 году, были упразднены IV отделение и должность асессора правления (и редактора Областных ведомостей), при этом была открыта Забайкальская казенная палата. Делопроизводство IV отделения за исключением межевого и незначительная часть дел II отделения были переданы в ее ведение. Поскольку Казенная палата получила в свое ведение менее того, чем ведало IV отделение, нагрузка на три других отделения увеличилась. Между тем, вице-губернатор в докладе военному губернатору 14 июля 1890 года отмечал: «… еще до введения штатов 1888 г. уже признавалось, как местным начальством, так и г. Главным начальником края, что делопроизводство Областного Правления превышает силы личного его состава» [10, л. 1об.]. Он сравнивал штаты Забайкальской области со штатами Иркутской губернии: «…личный состав Забайкальского Областного Правления составляют Вице-Губернатор, 3 советника и 26 других чинов, а всего 30 лиц. В Иркутской же губернии те предметы ведомства, которые в Забайкалье сосредоточены в одном Областном Правлении, разделены между двумя учреждениями собственно Губернским Правлением и Общим Губернским Управлением   и ведаются Вице-губернатором, 4 советниками, 3 начальниками отделений и 45 другими чинами, а всего 53 лицами, или почти двойным числом должностных лиц, тогда как Иркутская губерния и по населению и по пространству значительно меньше Забайкальской области, а по степени своего благоустройства стоит далеко выше Забайкалья…» [10, л. 2].

Кроме номерных, при областном правлении существовали именные отделения. В 1851 г. при образовании области была создана должность инспектора медицинской части. Первым инспектором генерал-губернатор Н.Н. Муравьев назначил 14 марта 1852 г. войскового доктора ЗКВ надворного советника Ворожцова [11, л. 10]. Позже появилось врачебное отделение. По штатам от 31 мая 1872 г. 11 ноября 1874 г. отделение состояло из врача, его помощника и делопроизводителя. Областной врач, кроме обязанностей врачебного инспектора, заведовал медицинской частью войска «в пределах дивизионного врача и казачьего населения по званию войскового врача» [12., л. 20]. Отделение выполняло четыре основных фукции: административную, судебно-полицейскую, сельско-врачебную, санитарную. Административная деятельность заключалась в участии в воинских комиссиях и выполнении распоряжений суда,  надзоре за аптеками, окружными (уездными) врачами, проводившими судебно-медицинские освидетельствования, проведении врачебного освидетельствования больных, химических экспертиз, транспортировке больных в специальные лечебные заведения, надзоре за санитарным состоянием области, проституцией, следило за соблюдением законности в лечебных заведениях, осуществляло чинопроизводство и награждение медицинских чинов, составляло статистические отчеты.

ГАЗК, ф. 13, оп. 2, д. 86, л. 20

В 1897 г. из ведения врачебных инспекторов была выделена ветеринарная часть. Должность областного ветеринарного инспектора была учреждена 28.04.1897 г. Областные ветеринары были введены в состав областных правлений. Они занимались общим местным надзором, руководили борьбой с эпизоотиями во время разъездов по области и докладывали об этом на областном правлении [13. л.20]. Такое решение вопроса было чрезвычайно важным для Забайкальской области с развитым животноводством.

В Петербурге 3 февраля 1859 г. император подписал «Положение об управлении строительною и дорожною частями в Восточной Сибири» и штаты, по которым при военном губернаторе состояли областной архитектор или инженер, помощник архитектора и кондуктор 2-го класса [14, л. 14]. Решением Государственного Совета с 1 апреля 1897 г. должности архитектора при военном губернаторе и помощника архитектора упразднены. При областном правлении учреждено строительное отделение [15, л. 5-6]. Доклад дел в общих присутствиях возлагался на областного архитектора, за его отсутствием – на младшего инженера или архитектора. Возглавил отделение областной инженер надворный советник Просянников. В ведение строительного отделения входило: ремонт и строительство тюрем, этапных зданий, составление и утверждение проектов, планов и смет, ремонт и прокладка дорог, проведение изыскательских работ, строительство мостов, расчистка фарватеров  судоходных рек, осуществление техническо-полицейского надзора, сбор сведений и составление ведомостей, надзор за перевозкой, хранением и применением взрывчатых веществ. Кроме того, отделение занималось строительством всех частных сооружений. Тюремное отделение руководило пенитенциарной системой, управляло Нерчинской каторгой, составлением продовольственных табелей и расписанием доходов и расходов по смете МЮ по тюремной части, строительством тюрем.
        Забайкальское областное правление упразднено на основании постановления Совета Народных Комиссаров 15 апреля 1918 года. В ведение Комиссариата по внутренним делам передали все административные дела, типографии и имущество. Служащие строительного, ветеринарного, врачебного и 3-го отделения поступили в распоряжение Комиссариата по делам местного хозяйства [16, л.120].  

ГАЗК, ф. 1, оп. 1(о), д. 15154, л. 6

ГАЗК, ф. 1, оп. 1(о), д. 15154, л. 6об

 

Источники и  литература:

  1. ГАЗК (Государственный архив Забайкальского края), ф.13, оп.2, д.86
  2. Там же, ф.1общ., оп.1, д.11149
  3. Там же ф.1 общ., оп.1, д.106 
  4. Там же, ф.1общ., оп.1, д.98
  5. Там же, ф.31, оп. 5, д.2060
  6.  Там же, ф.1общ., оп.1, д.11113
  7.  Там же, д.386
  8. Там же, д. 336 
  9. Там же, д.15154
  10.  Там же, д. 2684
  11.  Там же,  д.35
  12. Там же, ф. 1, оп. 2( вр.), д. 320
  13. Там же, оп.2, д.1
  14. Там же, ф. 1общ., оп. 1, д. 386,
  15. Там же, ф. 1, оп. 1(о), д. 6960 
  16. Там же, ф. Р-51, оп,1, д.13
  17. Дамешек  Л. М. Губернаторская власть в меняющемся пространстве империи от Петра I до Александра I.//Известия Иркутского государственного университета. Серия «История» - 2016. Т.15. с.
  18. Казакова Т.П. Вице-губернаторы Забайкальской области./Чита историческая/ Отв. Ред. М.В. Константинов, А.И. Лыцусь; Забайкал, гос, гум.-пед. ун-т. – Чита, 2007. – 176 с.
  19. Константинова Т. А. Военные губернаторы Забайкалья 1851-1917гг. Чита:  Тип.ч.п. Богданова Г.Г., 2001.  - 91 с.
  20. Константинова  Т. А. Забайкальская область (1851-1917)// Край, устремленный в будущее. Чит. арх. вестник №15. – Чита: «Экспресс-издательство», 2008. – 196 с.
  21. Матханова Н. П. Генерал-губернаторы Восточной Сибири середины XIX века: В.Я. Руперт, Н.Н. Муравьев-Амурский, М.С. Корсаков. – Новосибирск: Издательство СО РАН, – 1998. – 428с.
  22. Свод законов Российской империи. Кн. I. тт. 1-4/Под ред. А. А. Добровольского; сост. Н. Е. Озерецковский, П. С. Цыпкин. Изд. 2-е, доп. По продолжениям 1906, 1908, 1909 и 1910 гг. и позднейшим узаконениям 1911 и 1912 гг.- СПб, 1913.- С.1223-1227 

 

Ведущий архивист отдела НИР и использования документов,

кин Константинова Т. А.

Главный архивист отдела НИР и использования документов

Куриленко И. В.

GKU-GAZK 2012
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений